Make your own free website on Tripod.com

ЧЕТВЕРТАЯ ХУ

Студент Шан из Тайшаня в провинции Шаньдун сидел один в своем чистом кабинете ученого... На дворе была осенняя ночь; в высоте небес мерцала Серебряная Река стояла полная луна. Студент вышел погулять в тени цветов и думал о далеком и отвлеченном. Вдруг видит, как к нему перелезает через забор какая-то девушка, подходит, смеется и говорит:

- Магистр, что это вы так глубоко задумались?

Шан подошел к ней, посмотрел: красавица! Словно бессмертная фея! В изумленной радости схватил ее, втащил в дом и предался самому исступленному любовному наслаждению. Девица назвалась Ху, по имени Третья. Студент спросил ее, где она живет, но она только смеялась, не отвечая, и он не повторил вопроса, а только твердил, что всегда будет ее любить.

И вот девушка начала посещать его так часто, что у студента не оставалось ни одного свободного вечера.

Однажды ночью сидели они со свечой, колени с коленями, вместе под пологом. Студент любовно смотрел на нее, не спуская глаз. Она смеялась и спрашивала:

- Зачем ты так на меня уставился?

- Я гляжу на тебя, милая, - отвечал студент, - как глядят на красный пион или на лазурный персик. Хоть всю ночь смотри - не насытишься,

Дева сказала:

- Я существо грубое, и при всем этом ты благосклонно на меня смотришь - глаза в глаза. Если бы ты увидел мою четвертую сестру, то и не знаю, как бы ты сходил с ума.

Студент разволновался еще сильнее, совсем теряя голову, и говорил, что ему слишком досадно будет, если он не увидит красоты лица ее сестры; стал на колени и умолял устроить свидание.

Через день она действительно пришла вместе с четвертой сестрой. Лет этой девушке было только-только достаточно, чтобы уже сделать прическу. Она была прекрасна, как лотос, розовеющий в свисающих каплях росы; как цветок абрикоса, увлажненный легким туманом. Кокетливо и грациозно, еле заметно она улыбалась, и красота ее милого лица хотела как будто выйти за пределы возможного. Студент пришел в неистовый восторг, ввел сестер в дом, усадил и стал смеяться и разговаривать с третьей, а четвертая в это время сидела молча и только, наклонив голову, перебирала свой вышитый пояс. Вскоре третья встала и начала прощаться, сестра ее тоже готова была отправиться ей вслед, но студент увлек ее и, не отпуская, говорил третьей:

- Милая, милая, будь добра, скажи ей хоть одно слово!

Та засмеялась и сказала:

- Ну, и сумасшедший же! Смотри, как разъярился! Сестрица, останься тут немножко

Четвертая молчала. Когда сестра ушла, то оба они сейчас же погрузились в самую полную любовную радость. Блаженство кончилось; студент протянул руку, положил на нее голову девушки и разом высказал ей все, что с ним в жизни было, ничего не утаив и все назвав. Она тоже заявила ему сама, что она лиса, но он так влюбленно приник к ее прелести, что и не подумал изумиться. Затем она сказала ему еще, что ее сестра страшно ядовита, что она уже убила троих, так что всякий, кто ею соблазнится, непременно погибнет.

- Счастье твое, - твердила она, - что я вся в твоей любви и не допущу, чтобы ты погиб, но с той нужно сейчас же окончить.

Студент испугался; стал просить ее дать средство и помощь.

- Хотя я и лиса, - сказала она ему в ответ, - но уже овладела настоящим действием бессмертных людей. Мне нужно будет написать тебе полосу талисманных письмен, которую ты наклеишь на двери спальни, и этим ее отгонишь

Сказав это, она села и написала талисман. Настало утро. Третья пришла, увидела талисман, попятилась и сказала:

- Ах ты, неблагодарная девчонка! Ты вскружила голову возлюбленному и не вспомнила даже о той, которая продела нитку в иглу! Вы оба предназначены друг для друга - это верно. Я и не думаю сердиться. Но зачем же так поступать?

Сказала и сейчас же ушла. Прошло несколько дней. Четвертая куда-то отлучилась, назначив свиданье через день. Студент вышел на улицу поглядеть на народ. Под горой была дубовая роща. И вот из зарослей выходит молодая женщина, тоже чрезвычайно элегантной и тонкой наружности, подходит к нему близко и говорит:

- Магистр, зачем вы так легкомысленно увлекаетесь сестрами Ху? Они ведь не могут подарить вам ни гроша

Затем вручила студенту целую связку монет и продолжала:

- Вот, возьмите это и отправляйтесь домой. Купите хорошего вина, а я захвачу закусок и приду; вместе с вами проведем мы время превесело.

Студент сунул деньги в карман и сделал, что было велено. Вскоре женщина действительно пришла и положила на стол копченую курицу и соленую свинину, затем вынула нож и нарезала все это тоненькими ломтиками. И вот они стали есть, запивая все это вином, остря, забавляясь и радуясь друг другу. Поев и выпив, погасили огонь, забрались на кровать и предались безумной страсти. Поднялись, когда, уже совершенно рассвело. Только что женщина села на кровать и, спустив ноги, готовилась переменить ночные туфли, как вдруг послышались голоса. Не успела она прислушаться, как уже входили в полог - не кто иной, как сестры Ху! Женщина, завидев их, бросилась бежать, так и оставив башмаки на постели. Обе девы кричали ей вслед:

- Проклятая лиса! Как ты смела с человеком вместе спать?

Прогнали ее, вернулись, и четвертая с раздражением стала упрекать студента за то, что он неисправим, причем сказала, что раз он сошелся со злодейкой-лисой, то ей уже нельзя к нему подходить. Сказав все это, сердито повернулась и хотела уйти, но студент в страхе и ужасе бросился ей в ноги и нежными словами стал жалобно ее умолять. Третья, стоя тут же, уговаривала ее простить его. Тогда только гнев четвертой стал понемногу проходить, и, наконец, они опять стали любовничать по-старому.

Однажды в дом заехал некий человек из Шэньси, который рассказывал, что он уже давно ищет оборотней, но лишь сегодня настигает их. Отец нашего студента, внимая этим странным словам, расспросил незнакомца, откуда он, и тот стал рассказывать:

- Я в туманах и волнах день за днем плыву, и еду по всему свету. В течение года восемь или девять месяцев провожу вне дома. Дело в том, что эти оборотни погубили моего меньшего брата, и я, узнав дома об этом, пришел в такое озлобление, что поклялся непременно разыскать их и уничтожить. Где я ни скитался, куда ни бросался, тысячи верст оставил за собой, а никаких следов и признаков не находил. Теперь они в вашем доме, и, знаете, если их сейчас не уничтожить, то кому-то придется последовать за моим братом в могилу.

Как раз в это время студент лежал, прильнув к своей деве. Родители незаметно разузнали это и, слыша, что говорит заезжий гость, сильно испугались, зазвали его в дом и предложили ему поворожить. Тот вынул две вазы, поставил на пол, долго писал талисманы, бурчал заклинания - и вот, с четырех сторон показались клубы черного тумана и один за другим полезли в вазы. Гость в восторге воскликнул:

- Ну, вся семейка тут

Затем обвязал отверстия ваз свиным пузырем, закрепил и запечатал крепко-накрепко. Отец студента, сильно обрадовавшись, усердно просил гостя остаться обедать.

Студент, крайне опечаленный, подошел к вазам и стал прислушиваться. Четвертая Ху, сидя в вазе, сказала ему:

- Сложа руки смотреть и не помочь беде... Что за неблагодарное у тебя сердце.

Студент расчувствовался, ревностно бросился вскрывать вазы, но они были так крепко запечатаны, что открыть их не удалось. Тогда дева-лиса говорит:

- Не надо, не надо! Ты только возьми флажок на алтаре, поверни и брось; затем шилом пропори пузырь, я в эту дыру и выйду.

Студент так и сделал. И действительно видно было, как из отверстия шелковинкой вытянулся белый пар, поднялся к небу и исчез. Гость, выйдя из комнаты, увидел, что флажок валяется на полу, страшно испугался и закричал:

- Удрали! Это, наверное, ваш сын наделал!

Потряс вазы, приник ухом и сказал:

- К счастью, ушла только одна из них! Но этой твари сдохнуть не положено, пусть ее, - можно простить!

Забрал вазы, распростился и ушел. Прошло некоторое время. Как-то раз студент смотрел за работниками, которые жали в поле пшеницу, и вдруг издали увидел четвертую Ху. Она сидела под деревом. Студент подбежал к ней, схватил за руки и стал участливо и ласково расспрашивать. Она говорила ему:

- С тех пор как мы расстались, уже десять раз сменились весна за весной, осень за осенью. Теперь «Великий Красный» уже готов, и, лишь думая, что ты меня еще не забыл, я пришла, чтобы тебя приветствовать.

Студент хотел взять ее к себе домой, но она сказала ему:

- Я не та, что была раньше; нельзя и сравнивать. Мне уже не полагается марать себя земною страстью. Впрочем, нам придется свидеться еще раз! Проговорив это, она исчезла. Прошло еще двадцать с чем-то лет. Однажды Шан сидел один и увидел, как откуда-то пришла четвертая Ху. Он обрадовался и стал с ней говорить. Она сказала:

- Мое имя теперь уже в книге бессмертных, и мне, собственно говоря, не следовало бы вновь ступать по грешному миру, но, тронутая твоим чувством, я прошу позволения засвидетельствовать тебе свое уважение и сообщить, что для тебя наступает срок «разрыва струн лютни». Советую тебе поскорее распорядиться последующими за смертью делами. Не горюй и не беспокойся: я переведу тебя в добрые духи, так что тебе беды не будет. Простилась и ушла. Шан действительно умер.

Он был родственником моего приятеля Ли Вэнь-юя, и как-то раз я сам его видел.