Make your own free website on Tripod.com

ОСКОРБЛЕННЫЙ ХУ

В Чжили жила богатая семья, в которой хотели нанять учителя. Вдруг является некий сюцай, входит в ворота и рекомендуется; хозяин приглашает его войти. У сюцая открытая, живая речь, и он хозяину становится дружески-приятным.

Сюцай назвал себя Ху. Хозяин вручил ему плату и поместил у себя в доме.

Ху вел уроки с большим усердием и отличался глубоким проникновением, - не чета какому-нибудь начетчику низшего типа. Однако случалось, что он уйдет гулять, а придет лишь поздно ночью. Запоры у дверей явно-явно наложены, а он, не постучав даже, уже сидит у себя в комнате. Все тогда высказали друг другу тревогу, решив, что это лис.

Тем не менее было ясно, что мысли у Ху определенно не злые, и его ублажали, чтили; не нарушали в отношении к нему строгой вежливости из-за того только, что это было странное, неестественное существо.

Ху знал, что у хозяина была дочь. Он стал домогаться брака и неоднократно давал это понять, но хозяин делал вид, что не догадывается.

Однажды Ху отпросился в отпуск и ушел. На следующий день появился какой-то гость, привязавший у ворот черного осла. Хозяин встретил его и ввел в дом. Лет ему было за пятьдесят. Одет он был в свежее, чистенькое платье и такие же туфли. У него был вид тихого и утонченного человека. Сели. Гость сказал о себе, и хозяин, наконец, узнал, что он, как говорится, стал для Ху льдом.

Хозяин молчал. Прошло довольно много времени.

- Ваш покорный слуга, - сказал он, наконец, - с господином Ху уже друзья, и такие, про которых говорят, что между ними нет встречных огорчений. К чему непременно вступать в брак? Кроме того, скажу вам еще, что моя дочурка уже обещана другому. Позвольте попросить вас потрудиться передать господину мои извинения!

Я определенно знаю, - сказал гость, - что прекрасный предмет вашей любви еще лишь ждет помолвки. Зачем вы так усердно отказываете?

Повторил это дважды, трижды, но хозяин все твердил: нельзя. Гостю было, видимо, стыдно.

- Мы, Ху, - сказал он, - тоже, как говорится, родовитая семья... Разве уж так мы ниже вас, сударь?

Хозяин тогда заявил определенно: - Сказать по правде, у меня никаких нет прочих соображений, кроме одного только: я ненавижу его породу.

Гость, услыша это, разгневался. Рассердился и хозяин, и они стали нападать друг на друга все резче и резче. Гость вскочил и вцепился ногтями в хозяина. Хозяин велел слугам взять палку и прогнать его. Гость убежал, оставив своего осла.

Посмотрели на осла. Видят - шерсть у него черного цвета, придавленные уши, длинный хвост... Тварь огромная. Взяли его за узду, потянули - не двигается. Стали бить, а он под ударами так и упал: жж-жж... запело в траве насекомое.

Из гневных речей гостя хозяин понял, что он непременно явится мстить; велел быть настороже. На следующий день и в самом деле огромной толпой явилось лисье войско, кто верхом, кто пеший, кто с копьем, кто с луком; лошади ржали, люди шумели; звуки, жесты - все смешалось в дикий-дикий хаос.

Хозяин не решился выйти из дому. Лис во всеуслышание сказал, чтобы подожгли дом. Хозяин пугался все сильнее и сильнее. Один из наиболее крепких повел за собой домашних слуг и с громким криком выбежал из дома. Залетали камни, дошли до стрел, - с обеих сторон так и били, поражая и раня друг друга.

Лисы стали понемногу слабеть. Их увели беспорядочной толпой. На земле был брошен нож, блестевший ярко, словно иней или снег. Подошли, чтоб подобрать. Оказалось - это лист гаоляна. Все смеялись.

- Ах, значит, вся их сноровка только в этом, - говорили вокруг.

Однако из опасения, что они появятся снова, караулили еще строже.

На следующий день сидели и разговаривали, как вдруг с неба сошел какой-то великан, ростом в сажень с лишкоми в несколько аршин поперек себя. Размахивая огромным ножом, величиной в дверное полотнище, стал убивать одного человека за другим. Тут все схватили в руки стрелы и камни и кто чем принялись бить великана. Он свалился и издох. Оказывается - соломенный призрак.

Теперь это казалось все более и более легким, несерьезным. Лисы в течение трех дней не появлялись, и всеперестали беспокоиться.

Как-то раз, только что хозяин влез в ретираде на рундук, как вдруг увидел лисье войско, появившееся с натянутыми луками и со стрелами подмышкой. Начали в него беспорядочно стрелять. Стрелы уселись ему в задние места. Хозяин, страшно перепугавшись, что было силы стал кричать, чтоб люди бежали, драться, и лисы ушли. Вытащили стрелы - смотрят, а это стебли лопухов.

И в таком роде продолжалось с месяц, а то и больше. Лисы то приходили, то уходили. Особенного вреда, положим, они, не наносили, но все же ежедневно люди несли строгий караул.

Однажды появился студент Ху во главе своих войск. Хозяин вышел к нему сам. Ху, увидя его, скрылся в толпе. Хозяин окликнул Ху. Делать нечего - пришлось выступить.

- Ваш покорный слуга, - сказал хозяин, - считает, что он ни в чем не ошибся в смысле вежливого внимания к вам, сударь. Зачем же, скажите, вы подняли войска?

Толпы лис хотели стрелять, но Ху остановил их. Хозяин подошел, взял его за руку и пригласил войти в его прежнюю комнату. Тут он поставил вина и стал его угощать, разговаривая с ним тихо и свободно.

- Вы, сударь, человек умный и должны меня извинить. При моем к вам чувстве и расположении, неужели я не был бы доволен вступить с вами в брачное родство? Только судите же сами: у вас все - и повозки, и лошади, и здания, большею частью не те, что у людей. Моей дочери, находящейся в столь нежном возрасте, идти за вас - вы должны это понять - невозможно. К тому же, знаете, пословица гласит: «Сорвешь тыкву сырой - во рту неприятно». Что вам в ней, сударь?

Ху сильно смутился.

- Не беспокойтесь, - сказал хозяин, - прежняя наша приязнь остается в силе. Если вы не отвергаете еще меня и не считаете мусором, то вот видите, младшему сыну в моем доме уже пятнадцать лет, и я хотел бы позволить ему, как говорят в таких случаях, «с распоясанным чревом лежать в кровати». Не знаю, насколько найдется ему подходящая?

- У меня, - сказал радостно Ху, - есть молоденькая сестренка. Она моложе вашего почтенного сыночка на год и очень даже недурна. Вот ее и отдать, как говорят, «в услуженье по выметальной части», - что вы на это скажете?

Хозяин встал и поклонился. Ху сделал ответный поклон. Затем хозяин стал потчевать Ху и был в отличном настроении. Предыдущая ссора целиком была забыта. Он велел поставить вино и другие напитки для угощения тех, что пришли с Ху. И баре и люди веселились и тешились вовсю.

Хозяин расспросил подробнее о местожительстве Ху, желая, как водится, поднести гуся, но Ху отказался. Вечерело; зажгли, продолжая пир, свечи, и Ху ушел совершенно пьяным. С этих пор все стало спокойно.

Прошел с чем-то год. Ху не появлялся. Кое-кто уже думал, что его сговор одно вранье, но хозяин был тверд и ждал его.

Прошло еще полгода, и вдруг Ху пришел. Поговорили о погоде. Затем Ху сказал:

- Сестра моя совсем взрослая. Прошу вас подождать, когда будет счастливый день, в который можно послать ее служить свекру и свекрови.

Хозяин был крайне доволен. Тут же уговорились о сроке, и Ху ушел.

С наступлением ночи и в самом деле появились носилки и кони, привезшие молодую жену. Ее приданое было богатое, роскошное. Поставили - так заняло почти всю комнату. Молодая жена представилась свекрови. Она была мила и красива на редкость. Хозяин был очень доволен.

Приехали проводить сестру Ху и два младших брата. Оба они говорили очень тонко и умно. Да и пить умели тоже ловко. Ушли только на рассвете.

Молодая жена, оказывается, умела предсказывать урожайные и плохие годы. Поэтому во всех хозяйственных предприятиях с ней считались.

Братья Ху и их мать иногда являлись проведать молодую, и каждый их видел.